$(this).corner("corner 3px");


Вадим Афонин: «Приходилось фолить на Ривалдо»

Вадим Афонин: «Приходилось фолить на Ривалдо»

Представляем вашему вниманию вторую часть интервью с полузащитником «Салюта» Вадимом Афониным, которая была опубликована в предматчевых программках к игре 15-го тура Первенства Футбольной национальной лиги «Салют» (Белгород) – «Арсенал» (Тула). Из неё вы узнаете, как Вадим оказался в Чемпионате Узбекистана, и что связывает его с Ривалдо, Луисом Фелипе Сколари и гражданской войной в Сирии. Помимо этого здесь будет опубликована эксклюзивная часть беседы о том, как он немного пожил в Индии, и как в Иране любят свою национальную сборную по футболу.

Напомним, что в первой части речь шла о победе в Кубке Содружества, Сергее Семаке, Саво Милошевиче и о многом другом.

«Шуртан»

– Как ты оказался в «Шуртане»?

– Когда мне исполнился 21 год, то по возрасту я не мог больше играть за дублирующий состав, а контракт с казанцами ещё действовал. Необходимо было уходить куда-нибудь в аренду. Вместе с дублем «Рубина» я полетел на тренировочные сборы в Турцию, где стал ездить на просмотры в другие клубы. В основном, пытался попасть в команду из российской Первой лиги, но ничего не вышло. Наверное потому, что тренеры этих клубов не считают уровень дублирующего состава команды Премьер-Лиги таким уж высоким, чтобы играть в Первом дивизионе. Поэтому у меня и не получилось остаться в России, хотя были варианты во Второй лиге, но там играть я не хотел.

На тот момент в Турции проходил учебно-тренировочные сборы футбольный клуб «Шуртан» из Узбекистана. За него я провёл один товарищеский матч, и мне сразу же предложили выступать дальше в составе этого клуба. Договорились с «Рубином», и я отправился в годичную аренду. В итоге, за «Шуртан» я провёл целых четыре сезона.

– Что из себя представляет футбольный клуб «Шуртан»?

– Клуб базируется в Кашкадарьинской области в городе Гузар. От Ташкента это 550 километров. Сам клуб не бедствует, ведь его основным спонсором является газодобывающий завод, который снабжает всю республику газом и ещё отправляет его за рубеж. Можно сказать, что это, своего рода, узбекистанский «Зенит» (улыбается). В команде всегда был очень хороший подбор футболистов. На момент моей карьеры «Шуртан» тренировал Эдгар Гесс, который в своё время играл за московский «Спартак». В общем, если подытожить, то команда всегда была на ходу, финансовых проблем не имела, условия для тренировок были очень хорошими, на трибуны народ всегда приходил, тысяч по пять-семь.

– Почему у «Шуртана» и у его болельщиков прозвище «белые волки»?

– Болельщики мне объясняли, что слово «шуртан» так и переводится, как «белый волк». Понимаете, в узбекском языке слова могут переводиться по-разному, потому что из поколения в поколение произношение некоторых слов всё равно немного искажается. Помимо этого, город Гузар окружён степями и предгорными районами, где эти животные водятся в большом количестве, хотя я с ними, к счастью, не сталкивался. У нас даже местные фанаты приносили на матчи шкуры белых волков, одевали на себя и в таком виде нас поддерживали. Даже такое было (улыбается).

– С белыми волками не сталкивался, а с другими представителями степной фауны не имел свиданий?

– Степные лисы перед машиной пробегали, а так, там много разной живности. У меня с местной фауной проблем не было (смеётся).

– В Гузаре были хоть какие-нибудь развлечения?

– Гузар – очень маленький город. Можно было прогуляться от базы до магазина за соком или шоколадкой. Больше развлечений никаких не было, оставалось только играть в футбол (смеётся).

– Как-то ведь вы отдыхали от футбола и тренировок?

– В основном, всё время мы проводили на базе. После матчей нас отпускали по домам на один-два дня. Почти все уезжали в Ташкент, там и отдыхали от футбола. Если играть предстояло на выезде, да ещё и в другой части страны, то готовились мы исключительно в Ташкенте.

– В «Шуртане» ты сразу стал твёрдым игроком основы?

– Я сразу стал игроком основного состава и отыграл все четыре сезона в каждом матче с первой и до последней минуты. Только после травмы одно время посидел на скамейке запасных, но этот период был недолгим.

– Что за травма?

– На одной из игр получил перелом кости в районе колена, не помню, как она называется. Восстанавливался месяца полтора-два. На то место гипс ведь не поставишь, необходим был полный покой. Лишь с течением времени можно было по чуть-чуть передвигаться. Всё это время жил вместе с семьёй в Ташкенте.

– Нам известно, что во время твоего выступления за «Шуртан», единожды команда остановилась в шаге от бронзы Чемпионата Узбекистана. Скажи, футбольный клуб из Гузара постоянно занимал высокие места в итоговой турнирной таблице первенства?

– Да, 4-е место было один раз. В прошлом году мы финишировали пятыми. В позапрошлом году «Шуртан» поделил с другой командой 7-8 места. В общем, «Шуртан» – крепкий середняк Чемпионата Узбекистана.

– А как обстояли дела в Кубке Узбекистана?

– Мы играли в финале с «Бунедкором», но уступили. Зимой с «Рубином» я выиграл Кубок Содружества, затем снова отправился в годичную аренду в Узбекистан, где в течение сезона занял с «Шуртаном» 4-е место и сыграл в финале кубка. Кстати, Чемпионат Узбекистана проводится по системе «весна-осень». В том году местные корреспонденты спрашивали меня о том, получится ли взять сразу два золота в один год. Не получилось. Наверное, сглазили (улыбается).

– У тебя есть серебряная медаль за это достижение?

– Медалей не было, даже победителям ничего не дали. Был только кубок. У нас медалями награждают чемпионов страны и команды, занявшие 2-е и 3-е места в первенстве.

– Ну, а как проиграли-то в финале?

– 0:1. В конце игры Стевица Ристич (прим.: «Сувон Блюуингз» Южная Корея) забил нам гол ударом головой. После того сезона из «Бунедкора» он перешёл в пермский «Амкар».

– В те времена цвета «Бунедкора» защищали такие звёзды, как Ривалдо, Денилсон, Сервер Джепаров. Тренировал клуб нынешний рулевой пентакампеонов Луис Фелипе Сколари, перед ним с «Бунедкором» работал великий Зико.

– Против Ривалдо я сыграл, по-моему, три игры. Очень хороший футболист. Я был приятно удивлён тем, как человек в таком возрасте бежит, борется, проявляет индивидуальное мастерство. В некоторых моментах даже приходилось фолить на нём (смеётся), но грубости никакой не было. Выделить как-то Луиса Фелипе Сколари или Денилсона не могу, хотя тренерское чутьё Сколари и техника Денилсона никуда от них не делись. Тут и так всё ясно – команда всегда была на уровне, и всё это время становилась чемпионом страны.

– А как такие люди вообще оказались в Узбекистане?

– У «Бунедкора» был хороший спонсор, который мог себе позволить пригласить таких футболистов и тренеров. Перед Сколари, например, работал Зико, который позже ушёл в ЦСКА. Игры команды собирали полные стадионы, все же хотели посмотреть на то, как играет Ривалдо. Когда «Бунедкор» приезжал играть к нам в Гузар, то город просто на ушах стоял, стадион битком.

– Тебя не просили достать лишние билетики?

– Нет, там с этим проблем не было, город-то маленький. Все помещались (смеётся). Мы, кстати, в тот день против них очень хорошо сыграли, хотя и проиграли 0:1. Тогда «Шуртан» показал сильную игру, гости по пять минут мяча коснуться не могли. На трибунах в тот момент была такая эйфория. Знаете, тогда вся команда от игры получила удовольствие, все просто светились от счастья, ведь не каждый день футболисты такого уровня, как в «Бунедкоре» не знают, что им делать на поле (улыбается).

– Вместе с «Шуртаном» ты успел поиграть в Кубке Азиатской Конфедерации Футбола (прим.: Кубок АФК), который является аналогом Лиги Европы. Что больше всего запомнилось?

– «Шуртан» был дебютантом этого турнира. Можно так сказать, что мы попали в «группу смерти». Вместе с нами ещё играли два финалиста прошлого розыгрыша сирийский «Аль-Иттихад» и «Аль-Кадисия» из Кувейта, а также «Аль-Сакр» из Йемена. Было очень тяжело играть против этих соперников, ведь это были чемпионы своих стран.

Групповой турнир проходил в два круга – матч дома и игра на выезде. Но йеменская команда принимала нас в Сирии в городе Алеппо. Мы два раза играли в этом городе, против местного «Аль-Иттихада» и йеменского «Аль-Сакра». Когда второй раз прилетели, то там уже собирались митинги и народные волнения, а уже через полгода в Алеппо началась гражданская война.

Хотел бы отметить первую игру. Мы играли против «Аль-Сакра» и победили 6:1. Они к нам приехали, а в Гузаре пошёл снег. Они у себя в Йемене его и не видели никогда, замёрзли все (смеётся). Я в том матче два гола забил, причём самый первый, так что, можно сказать, вошёл в историю «Шуртана», как первый футболист, который отличился за клуб на международном уровне.

В итоге, чемпион прошлого года «Аль-Иттихад» занял 3-е место, а мы с другим финалистом Кубка АФК 2010 кувейтским клубом «Аль-Кадисия» прошли в плей-офф.

В 1/8 финала «Шуртан» попал на иорданскую команду «Аль-Вихдат». Играть предстояло на выезде, потому что по регламенту Кубка АФК команда, занявшая 2-е место в подгруппе, отправляется в гости к коллективу, который в своей группе первенствовал. Я считаю, что это несправедливо. Мы повозмущались, но делать нечего, нужно было лететь в Иорданию и играть с чемпионом страны. Итог – поражение «Шуртана» 1:2. При полном стадионе своих болельщиков эта команда нас переиграла. Я уверенно могу сказать, что если бы нам представилась возможность сыграть ответный матч, то мы прошли бы дальше.

В том сезоне победу в Кубке АФК одержала узбекская команда «Насаф» из города Карши. Финал турнира, кстати, там и проходил. Этот город является административным центром Кашкадарьинской области, от Гузара минут двадцать езды.

– А как так получается, что чемпионы своих стран играют во втором по значимости клубном турнире континента, а не в азиатской Лиге чемпионов?

– Потому что некоторые страны не обладают тем рейтингом ФИФА, который бы позволил победителям первенств в этих странах выступать в Лиге Чемпионов АФК. Поэтому и существует Кубок АФК, где играют такие команды. Кстати, Узбекистану сейчас не дают места в Кубке АФК, потому что конфедерация считает, что уровень развития футбола в стране вышел на более качественный уровень. Теперь узбекские клубы напрямую попадают в Лигу Чемпионов, две команды сразу и одна через стыки. Хочу отметить, что азиатская Лига Чемпионов – это очень серьёзный турнир, в котором играют футбольный клубы из Кореи, Японии, Саудовской Аравии, Австралии. Там уже совсем другой уровень.

Азия

– Ты объездил всю Азию, а это совсем другая культура. Что тебя поражало или удивляло в разных странах, разных городах?

– Когда прилетаешь в другую страну, то пытаешься прикоснуться к новой для себя жизни, культуре, попробовать национальную кухню. Запоминаешь только эти эпизоды. Успеваешь только фотографироваться на фоне каких-нибудь красивых мест, а потом сразу на игру (смеётся).

Если вы хотите услышать что-нибудь о конкретных местах, то в Дубае, например, все ездят на «Ламборджини» (смеётся), в Кувейте тоже очень много богатых людей. В Алеппо (прим.: Сирия), например, народный митинг проходил прямо у нашей гостиницы, люди были настроены очень враждебно. Было совсем не по душе, присутствовал страх за свою жизнь.

– В каком месте ты бы хотел остаться на постоянное место жительства?

– Сколько поездил, никогда не ощущал желание, чтобы где-то осесть навсегда. Везде есть свои плюсы и минусы, своя красота и приоритеты. Я считаю, что дом у тебя всегда будет один, где ты родился и вырос, всегда будет тянуть туда.

– Какой город считаешь самым интересным и какой, наоборот, тебя неприятно удивил?

– С положительной стороны хочу выделить Дубай. Я там три или четыре раза был. Ну, а самое неприятное впечатление оставила столица Индии Дели. Там уже совсем по другому люди живут, со своей культурой, своим бытиём. Как я попал в Индию?

С молодёжной сборной Узбекистана мы летели в Оман, транзитом через Дели. Прилетаем в Индию, а билетов в Оман нет – что-то случилось с бронью. На таком уровне это была очень нетипичная ситуация. В итоге нас поселили в пятизвёздочный отель, в котором мы прожили два дня, хотя даже из аэропорта выходить не должны были. На самом деле очень хорошо, что так получилось с билетами, потому что я смог побывать ещё и в Индии. Пейзажи там, конечно, ещё те. То, что показано в фильме «Миллионер из трущоб» примерно похоже на то, что происходит на улицах Дели. Запомнилась, почему-то, именно Индия, там всё иначе.

– А как в азиатских странах стоит проблема безопасности на стадионах, и каков зрительский интерес к футбольным матчам?

– В плане безопасности азиатские стадионы надёжно защищены. Там не допустят какого-либо беспредела на трибунах. Везде, где я был, слава Богу, было всё спокойно.

Что касается посещаемости, то в разных странах она разная. Например, в Иране на отборочную игру Чемпионата Мира против Южной Кореи пришло 90 тысяч человек. А когда там играл Узбекистан, то на трибунах присутствовало около 25-30 тысяч, хотя было довольно холодно, и лил дождь.

Последнюю часть интервью с Вадимом Афониным ждите в ближайшее время на нашем официальном сайте. В ней он расскажет о карьере в сборной Узбекистана, знакомстве с вокалистом группы «Несчастный случай» Алексеем Кортневым, а также о том, как чуть не попал в авиакатастрофу.

 
 
Дополнительная инфо 1

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.

Learn more »
Дополнительная инфо 2

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.

Дополнительная инфо 3

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.

Frequently Asked Questions (FAQ) »
Дополнительная инфо 4

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.

Online contact form »
 

карта сайта

Реклама: